«Я теперь чувствую, что живу»

В кабинет вошла маленькая сухая женщина лет шестидесяти. Долго не могла позволить себе сесть на стул, предложенный мной.
Затем, сидя на самом краешке, держась за свою огромную сумку, как за спасательный круг, дрожа, она очень просила принять её.
— Но вы уже здесь, я Вас обязательно приму.
— Я думала, Вы не берёте таких старых…
— Ну что Вы, подобное лечение показано в любом возрасте.
— Дело в том, что… мне тяжело жить…

Необычная жалоба на приёме у остеопата. Почему-то она приехала из небольшого областного посёлка именно ко мне вот с таким запросом. Ну что ж. Структуральная остеопатия, то есть механическая работа с костями, мышцами, фасциями и внутренними органами здесь вряд ли поможет. Хорошо, что есть биодинамика — работа с целостностью. В самый раз для такого запроса. И вообще для любого, если уж на то пошло.

Во время работы она сильно дрожит. Но я точно знаю, что все в порядке. Просто такой у неё процесс. В книге Питера Левина «Пробуждение тигра» очень хорошо описана подобная дрожь как реакция освобождения от травмы. Таким образом мы «стряхиваем» её с себя. И это можно сделать в любой момент, даже если прошли годы. Где-то там внутри неё — слёзы и затаенная боль. Старается держаться. Но телесная травма прорывается через стену контроля, и она плачет. Затем вздыхает глубоко и говорит: «Я могу дышать. Я теперь чувствую, что живу.»

В такой момент сознание плывёт. От прикосновения к чему-то огромному и непостижимому, но очень по-доброму настроенному к нам.

Мы маленькие, а мир большой.
Он даёт, а мы берём.
И только когда что-то берём, мы можем что-то отдать.
Единственное, чем мы можем отблагодарить — не прерывать эту цепь.

Но травмы часто замыкают нас на самих себе. Мы отделяемся от окружающего. Из-за замкнутости и сопротивления нам не хватает энергии, и тогда мы требуем её у других. Если что-то удаётся получить, стараемся накопить на будущее. О том, чтобы отдать, речи не идёт. Это создаёт застой и еще больший дефицит жизненных сил. К счастью, с помощью остеопатии можно избавиться от травматического панциря, который сковывает наше тело.

И тогда мы можем стать частью целого.